Автобиография моряка

Александр Маринеско

Автобиография моряка

Александр Маринеско, удостоенный почетного звания Героя Советского Союза, был капитаном 3-го ранга, командующим дизельной субмарины, представлявшей Балтийский флот. К зиме 1945 года к перечню его заслуг относилась операция, в результате которой было потоплено фашистское военное судно, раньше являвшееся пассажирским лайнером «Вильгельм Густлофф».

Детство и юность

Александр Иванович Маринеско родился в Одессе в доме румынского рабочего и женщины украинской национальности из крестьянской семьи. Отец был кочегаром и матросом, служившим в гражданском торговом флоте, поэтому в детстве мальчик слушал истории про корабли.

Родители, сочетавшиеся браком в начале 1910-х, жили скромно и небогато, как сотни трудящихся людей. Будущий командир подводной лодки, остававшийся без присмотра, бывал в компании подходящих по возрасту соседских детей.

КОМАНДИР ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ С13 АЛЕКСАНДР МАРИНЕСКО

Инной Слобожан Среда, 22 апреля 2015 г.Александр Маринеско в молодости

В 1920-х годах юный Саша учился в общеобразовательной школе и окончил обязательную шестилетку к неполным 13 годам. Потом, пользуясь связями родных, он устроился помощником матроса на судно, регулярно курсировавшее по Черному и Азовскому морям.

Приобретенный опыт помог юноше поступить в школу юнг гражданского флота и попасть в мореходное училище с благословения отца. Выпустившись из заведения, он стал третьим, а затем вторым помощником капитана одесского судна гражданского назначения.

Сослуживцы вспоминали, что Александр хотел посвятить жизнь торговому флоту, а о карьере военного не задумывался. Обстоятельства сложились таким образом, что мужчина прославился именно на этом поприще.

Личная жизнь

В 30-х годах в личной жизни командира подводной лодки появилась женщина Нина Карюхина, впоследствии ставшая женой. После рождения дочери Леоноры Маринеско мужчина, обладавший свободолюбивым характером, ненадолго остепенился.

В годы войны Александр Иванович лишился доверия супруги, потому что регулярно заводил романы на стороне. Семья распалась, и уроженец Одессы стал жить с Валентиной Громовой, ставшей матерью девочки Татьяны.

Боевой путь

Все началось с того, что осенью 1933 года Маринеско по комсомольской путевке направили на спецкурсы командного состава Рабоче-крестьянского Красного флота. Подводному арсеналу молодой советской державы требовались опытные руководители.

Маринеско — человек среднего роста, обладал острым умом и выдающимися способностями, но его дисциплина оставляла желать лучшего. Несмотря на это, молодой человек, привыкший открыто высказывать собственное мнение, завоевал расположение начальства и получил годную характеристику от директоров.

Выпускника назначили на должность штурмана подводной лодки Щ-306 («Щука»), входившей в эскадру Балтийского флота. Весной 1936 года, когда Советская армия ввела систему пофамильных воинских званий, Александр стал лейтенантом.

15 января 1913 года родился Александр Маринеско (1913 – 1963), легендарный советский подводник, Герой Советского Союза (посмертно – 1990).

День России Понедельник, 15 января 2018 г.Командир подводной лодки Александр Маринеско

Спустя время Маринеско выпал шанс пойти на курсы переквалификации, учрежденные руководством Кировского Краснознаменного учебного отряда, позволившие приступить к несению службы на подводных лодках Л-1 («Ленинец») и М-96 («Малютка»).

В начале Великой Отечественной войны субмарина, которой командовал Маринеско, перебазировалась в столицу Эстонии. В середине лета 1941-го судно участвовало в боевых операциях в Рижском заливе и вскоре получило повреждения, потребовавшие длительного ремонта.

Выйдя из доков в августе 1942-го, подводная лодка нарушила планы конвоя из пяти вражеских кораблей, а через пару месяцев экипаж М-96 отличился в ходе неудачного захвата немецкого шифровального прибора «Энигма». Деятельность Маринеско в первые годы борьбы с фашистами была отмечена орденом Ленина и званием капитана 3-го ранга.

Советский командир в минуты отдыха пренебрегал установленными правилами, накануне очередного выхода в море он получил дисциплинарный штраф. Мужчину не отстраняли от боевых операций и позволили остаться на подлодке с двумя дизельными двигателями.

Зимой победного 1945-го произошла знаменитая «атака века» — судно с маркировкой С-13 уничтожило более тысячи врагов. Мишенью стал плавучий госпиталь немецкого флота «Вильгельм Густлофф», бывший крупным пассажирским лайнером в середине 30-х годов.

«Атака века» Александра Маринеско

Спустя месяц после этих событий, расцененных историками как подвиг, субмарина потопила лайнер «Генерал Штойбен» на подходе к Гданьской бухте. Капитану 3-го ранга, ставшему личным врагом фюрера, простили прошлые прегрешения и наградили орденом Красного Знамени.

Последний военный поход Маринеско окончился грандиозным провалом: командир подводной лодки заприметил немецкое судно, но не смог его атаковать. Действия героя Великой Отечественной признали неудовлетворительными из-за того, что подводная лодка не выполнила боевую задачу.

Нарком военно-морского флота Николай Герасимович Кузнецов инициировал отстранение командира от занимаемой должности и понижение в звании. Уроженец Одессы переквалифицировался в командира тральщика и оставался на Балтийском флоте вплоть до увольнения в запас.

После войны

В конце 40-х Маринеско занял место руководителя станции переливания крови при научно-исследовательском институте в Ленинграде. А потом его неожиданно обвинили в «разбазаривании социалистических средств». Тот факт, что капитана 3-го ранга приговорили к лишению свободы, вызвал неоднозначную реакцию и широкий общественный интерес.

Герой войны отбывал наказание в поселке Хабаровского края, освободившись, он примкнул к экспедиции, занимавшейся изучением Онежско-Ладожского района. В 1950-х, когда исследования прекратили, Александр Иванович руководил подразделением снабженцев на одном из ленинградских предприятий.

Смерть

В последние годы жизни Маринеско испытывал проблемы со здоровьем и умер по причине болезни в 1963-м. В конце ноября подводника похоронили на Богословском кладбище в Санкт-Петербурге.

Долгое время могила участника «атаки века» находилась в запустении. В конце 70-х про славного командира вспомнили, и туда стал приходить народ.

Могила Александра Маринеско

В годы перестройки по приказу Михаила Сергеевича Горбачева военного реабилитировали и удостоили звания Героя Советского Союза посмертно. В таких городах, как Калининград, Кронштадт, Одесса и Севастополь, появились памятники и улицы, названные именем подводника.

В Санкт-Петербурге по инициативе моряков был создан Музей подводных сил России. Там поместили экспозицию фотографий, наград и военных трофеев 1941–1945 годов, а также стенды с биографиями и дневниками участников великих походов.

Награды

  • Герой Советского Союза
  • Ордена Ленина
  • Ордена Красного Знамени
  • Медаль «За боевые заслуги»
  • Медаль «За оборону Ленинграда»
  • Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
  • Медаль «В память 250-летия Ленинграда»

Память

  • Имя А. И. Маринеско носит Одесское мореходное училище.
  • Памятники А. И. Маринеско установлены в Одессе, Калининграде, Кронштадте, Санкт-Петербурге и Лохвице.
  • Жизни Маринеско посвящены художественные фильмы «О возвращении забыть», «Первый после Бога» и «Густлофф».
  • ППодвиг А. И. Маринеско описан в романе Гюнтера Грасса «Траектория краба».
  • На аллее памяти Героя Советского Союза капитана 3-го ранга Маринеско А. И. с памятником герою и памятником экипажу подводной лодке С −13 в городе Михайловске Ставропорльского края.
  • Выпущена памятная юбилейная медаль «100 лет со дня рождения героя Советского союза А. И. Маринеско».
  • В 1983 году силами учащихся одесской школы № 105 (поисковая группа «Память сердца») был создан музей имени А. И. Маринеско.

Андрей Белый

Писатель, поэт, критик, мемуарист, стиховед

Источник: https://24smi.org/celebrity/119878-aleksandr-marinesko.html

Легендарный капитан Анна Щетинина спасла от расстрела своего мужа

Автобиография моряка

Ее называли лицом эпохи, символом морей, суровым шкипером, реже – прекрасной дамой. Она умела наряжаться – платье с оборочками, шляпка, белоснежная блузка. Но больше любила носить морскую форму – черный китель с капитанскими галунами и планками наград. Капитан, Герой Соцтруда, орденоносец, образцовый руководитель-коммунист…

Незадолго до своего ухода в 1999-м Анна Ивановна собрала и тщательно отсортировала фотографии, письма, награды, документы, публикации в советской и мировой прессе и передала их в Госархив Приморского края. Несколько папок. В них, как говорится, ничего личного.

Кроме письма мужу Николаю Филипповичу Качимову.

Анна Щетинина. Из личного архива. 1980 год.

Письмо мужу

Щетинина пишет из послевоенной Одессы, куда она, капитан, прибыла зимой 1948 года на приемку парохода “Аскольд”.

“Здравствуй, дорогой Коленька!

Ну, вот я и в Одессе, где была 13 лет тому назад во времена первого моего капитанства (в 1935 году 27-летняя Аня Щетинина, став капитаном парохода “Чавыча”, приняла его в Германии, совершила почти кругосветку и успешно пришла на Камчатку, произведя поистине мировой фурор, сравнимый разве что с полетом в космос Валентины Терешковой – Авт.). Изменилась Одесса.

Это уже не та веселая, жизнерадостная и даже несколько праздная Одесса. Может быть, здесь играет роль и зимнее время, но она – эта “мама”, мрачновата, грязновата и изрядно помята. …Солнышко светит не по-зимнему, снега – никакого, и трудно поверить, что сейчас – январь. Такая погода к лицу скорее марту. Вчера, правда, собрался дождик с ветерком и пахнуло ноябрем.

Но сегодня опять – солнышко. […]

Грузовой пароход “Чавыча”.

В понедельник, 12.01, ожидали мой “Аскольд”. В ожидании его прихода я посетила Морскую инспекцию, где встретила массу капитанов – да все знакомых, начиная от 69-летнего папы Шанцберга и кончая несколькими старыми знакомыми еще по 1931 году, когда я была старпомом на “Топорке”… Папа Шанцберг встретил меня прямо со слезой.

Он и сейчас вспоминает мои труды по оказанию ему помощи в 1944 г. в Беринговом море, когда его новенький “Валерий Чкалов” разломился на две части. Он, как мне все хором заявили, всегда при упоминании обо мне поет дифирамбы.

Они, правда, при его эстонском акценте звучат весьма оригинально: “Он (это – я), хоть и баба, но рапотал зторово!”

“Аскольд” в этот день не пришел, и я вечером побегала по городу. Освещение – бедненькое. Когда-то блестящая, нарядная, шумная Дерибасовская выглядит совсем иначе. Магазины значительно беднее наших.

Покупателей немного, ибо, говорят, у народа маловато денег. Хотели мы сходить в оперетту, но, как ни странно, а денег ни у кого из нас, 4-х капитанов, не нашлось.

Вечер пришлось скоротать опять по-домашнему, за морскими рассказами. […] В. Климашин. Иллюстрация к рассказу “Первый капитан дальнего плавания”.

И вот, наконец, сегодня пришел мой “Аскольд”. Я его увидела издали… А тут еще солнышко выглянуло из-за тучки, и он, тускловато поблескивая, щеголевато развернулся и с неуклюжим изяществом привалился к причалу…

Приемку решила производить завтра, ибо сегодня все же 13-е… . […]

Я за эти дни отлежалась и чувствую себя совсем хорошо. Но все же решила твердо: после этого рейса ехать в ету самую Цхалтубу. Дело будет за тобой – зондируй почву насчет отпуска в марте.

Итак на сегодня достаточно. Маме пишу отдельно. Телеграммы посылай так же, через Ленинград 35. Постарайся давать хоть раз в неделю. Меня очень беспокоит здоровье мамы. Мы должны уйти отсюда около 20.01 – я еще успею получить ответ. Пока всего лучшего.

Крепко целую. Аня.”

Мореходная книжка Щетининой.

Письмо наркому

История отношений Анны Ивановны и Николая Филипповича всегда оставалась за кадром. Разве что Щетинина черкнет в своей книжке “По разным морским дорогам”, что в свои 20 лет “неожиданно для всех вышла замуж”.

Да укажет в автобиографии, что Качимов работал радистом на судах, был начальником радиослужбы Дальвостокрыбы, в 1938-м был арестован и 11 месяцев содержался под следствием, в 1939-м – реабилитирован.

В 1941-м пошел добровольцем на фронт, был тяжело ранен, служил на судах Ладожской военной флотилии, награжден орденом Красной Звезды и тремя медалями.

Автор монумента “Мать-Родина” умерла за несколько дней до его открытия

Похоже, Аня Щетинина неожиданно вышла замуж не только для всех, но и для себя. “Виноват” в этом был легендарный дальневосточный капитан, один из зачинателей советского крабового промысла Александр Игнатьевич Дудник.

Девчонку-выскочку, досрочно окончившую Владивостокскую мореходку, мужчины-капитаны не стремились брать на работу по причине древнего морского суеверия “Юбка на борту – пойдем ко дну!” А Дудник взял, потому что девчонка проходила у него летнюю штурманскую практику, и он точно знал, что она хоть и “юбка”, но – “парень, что надо!”.

Радистом на пароходе Дудника был Николай Качимов.

Анна и Николай.

Анна Ивановна никогда не писала про любовь с первого взгляда. Но, едва познакомившись, они в тот же год и поженились. О том, что случилось с ним десятью годами позже – в 1938-м – в семье почти не говорили.

Спрашивать капитана Щетинину о семейной трагедии было бесполезно. Всё, что считала нужным, она изложила в своей книге “По разным морским дорогам”: “1938-1939 годы были жуткие. Не раз нас встречали грузовые машины, на которых людей под охраной увозили в тюрьму.

Люди как-то исчезали, иногда целыми семьями. Это было страшно…”

На одном из таких грузовиков увезли увенчанного трудовой славой и госнаградами капитана Александра Дудника и лучшего радиста дальневосточных морей Николая Качимова. Оба – с 58-й расстрельной статьей. И оба избежали не только расстрела, но и Колымы, и спустя год после ареста были освобождены.

Чудо? Ответ нашелся в книге Анны Ивановны Щетининой:

Десять сыновей Евдокии Лысенко ушли на войну – и все вернулись

“Полина Семеновна Жемчужина занималась в прошлом революционной деятельностью. Когда я узнала ее, она была наркомом рыбной промышленности и мне пришлось к ней обращаться…

Она побывала во Владивостоке и ознакомилась с делами арестованных работников рыбной промышленности.

Полина Семеновна на эскадренном миноносце отправилась и в Петропавловск-Камчатский, где также проверила дела арестованных и многим помогла вернуться на прежнее место работы…”

Ветеран войны и труда Валентин Михайлович Адамюк, учившийся в далекие годы искусству радиосвязи у Качимова, рассказывал мне: “Лето 1939 года. Разгрузка в порту. Вызывает капитан Арнольд Карлович Кремс. Захожу, а у него в каюте улыбающийся Николай Филиппович Качимов – муж легендарной Щетининой. Живой и невредимый!”

Нигде и никогда Щетинина не рассказывала, что спасла мужа от расстрела.

Делай как я! 1965 год. РИА Новости

Неизвестное письмо

Их познакомило море. Оно же и всю жизнь разлучало. И война у каждого из них была своя. Сперва оба воевали на Балтике, защищая Ленинград. Она – капитан на пароходике “Сауле” – в августе 1941-го участвовала в массовой эвакуации Таллина.

Позже историки назовут эту морскую эпопею Балтийской Цусимой – столько было погибших, столько потоплено кораблей! Но маленький “Сауле”, хоть и был подбит немецким бомбардировщиком, уцелел и пришел в Ленинград. А вскоре капитана Щетинину откомандировали во Владивосток, куда по ленд-лизу из Америки доставлялись военные грузы.

За пять лет Щетинина и ее пароходы “Карл Либкнехт”, “Родина” и “Жан Жорес”, минуя вражеские мины, авиацию и подлодки, пересекли Тихий океан туда и обратно 17 раз!

В Севастополе женщины получат цветы от моряков Черноморского флота

А морем ее Николая всю войну была Ладога. И если бы не он и другие скромные герои Ладожской военной флотилии, озеро не стало бы для Ленинграда спасением и знаменитой на весь мир Дорогой Жизни.

Здесь же, на Ладоге, в конце 1941-го случилась их мимолетная встреча на канонерской лодке “Селемджа”, вывозившей группу торговых моряков, и в их числе Анну Ивановну, из осажденного города. Старшим радистом на “Селемдже” был Николай Качимов.

Возможно, подробности той удивительной встречи – в письме, что Анна Ивановна не сдала в архив…

Книги Анны Щетининой.

ШТРИХ К ПОРТРЕТУ

Жил у берега мудрый Сказочник,

Старенький и седой.

Он зажег в переливах красочных

Радугу над водой.

С этой радугой тайно делим мы

Радости и мечты…

Он из радуги создал девушку

Ангельской красоты.

Из полотнища неба алого

Выкроил паруса –

И над волнами и над скалами

Взмыл корабль в небеса!

Разливается все торжественней

Музыка в небесах,

И корабликом правит женщина

С радугой в волосах.

Эдмунд Иодковский

1968 г.

Книги Анны Щетининой.

Муж ушел из жизни в 1950-м году, всего лишь 47-летним. Щетинина больше так и не вышла замуж. После войны преподавала в мореходках Ленинграда и Владивостока. Ходила в море. Участвовала в съездах и конференциях. Занималась общественной работой…

Ее дважды “подавали” на звание Героя Социалистического Труда. И оба раза тщетно. Жена и спустя сорок лет отвечала за проклятую 58-ю статью мужа. В 1978 году, когда на 70-летие Щетининой ей все-таки дали Звезду, весь дальневосточный флот выдохнул: “Наконец-то!”

Приморский краевой государственный архив и Морской государственный университет им. адмирала Г.И.Невельского (Владивосток)

Источник: https://rg.ru/2020/03/08/rodina-legendarnyj-kapitan-anna-shchetinina.html

Профессия моряка: как устроена жизнь на судне

Автобиография моряка

Приветствую всех читателей, заглянувших ко мне на канал. Меня зовут Роман, я моряк и это моя первая публикация.

В настоящее время я работаю электромехаником в английской судоходной компании, тут моя должность звучит как ETO – Electro-Technical Officer. Хожу на танкере-газовозе – возим сжиженный природный газ – СПГ (англ.

LNG) в специальных танках при температуре -163°С.

Сильно углубляться в специальность пока не вижу смысла, так как ставлю целью своего канала все же знакомство людей с профессией моряка в целом, жизнью на борту и повествование об увиденном мною – разных странах, людях, ситуациях.

Танкер-газовоз

Для начала необходимо уточнить несколько моментов. Во-первых, я как моряк гражданского (торгового) флота хожу на судах, на кораблях ходят военные моряки; во-вторых, не говорите моряку, что он плавает – плавает, извините, говно в проруби, а по морю ходят – такое устоявшееся выражение; постановка другого ударения в слове компАс – из той же оперы.

1.Посадка на судно.

Теперь расскажу как моими глазами выглядит выход в море. Начинается все дома – мне присылают контракт, билеты, бронь отеля.

Когда все формальности улажены, и я прилетаю в город, где должен сесть на судно, то, как правило на ночь предоставляют номер в отеле – для отдыха с дороги, ведь как только ступил на борт, то времени на отдых уже нет – необходимо принять у сменщика дела (англ. Handover) и, возможно, сразу приступать к работе. Списание с судна происходит в обратном порядке.

2.Рабочий день на судне

Условия моего контракта следующие – 3 месяца в море,3 месяца дома. Соответственно, 3 месяца, пока я на судне, живу я по следующему расписанию:

08:00-10:00 – работа

10:00-10:30 – первый кофетайм

10:30-12:00 – работа

12:00-13:00 – обед

13:00-15:00 – работа

15:00-15:30 – второй кофетайм

15:30-17:00 – работа

18:00 – ужин

Благодаря такому однообразному ежедневному расписанию дни летят достаточно быстро, как бы сливаясь все между собой. Для меня это хорошо, так как быстрее пройдет контракт, быстрее я приеду к семье; пусть это «быстрее» только у меня в голове.

Исключением для расписания служат суббота – когда работаем до обеда – и воскресенье – выходной.

Разумеется, различные внештатные ситуации могут произойти в любое время дня и ночи, и мы должны быть в состоянии их разрешить. Помимо основной работы существует также несение вахты – это что-то вроде дежурства.

Вахты несут 2ой и 3ий помощники капитана на мостике и 2ой и 3ий механики в машинном отделении; вахты длятся 4 часа. Электромеханик вахты не несет, но зато он всегда должен быть доступен (англ. available on demand). Т.к.

электромеханик на судне один, а что-нибудь может накрыться и ночью, то я должен быть готов и в 4 утра по звонку вахтенного механика спуститься в машину (короткое название машинного отделения) и найти и устранить неисправность, даже если голова совсем не варит; а в это время, например, лоцман на борту, надо выходить из порта через 30 мин, а гребные электродвигатели не запускаются… И тогда шерсти все сотни страниц схем, молись Богу электричества, танцуй с бубном, а двигатели должны запуститься.

Центральный пункт управления (ЦПУ), машинное отделение

3.Экипаж судна

Экипаж на судне следующий (начнем с высших должностей)

Капитан (англ. Captain/Master)

Старший механик (англ. Chief Engineer)

Старший помощник капитана/Старпом (Chief Officer)

1ый механик (1st Assistant Engineer)

Электромеханик (ETO, ну вы уже знаете)

Грузовой/Газовый механик (Cargo/Gas Engineer)

Это так называемые Top Six – шесть старших офицеров.

Затем идут младшие офицеры – 2ой и 3ий помощники капитана, 2ой и 3ий механики, затем – команда (рядовой состав) – боцман, машинист, матросы и мотористы.

Всего на судне живет около 25-30 человек.

Тут хотелось бы отдельно остановиться на большей части судового экипажа – матросах и мотористах. Это как правило филиппинцы, у них самые длинные контракты – на судне они минимум по 6 месяцев, а домой едут на 2-4 недели.

Как правило у них много детей, дома они бывают редко, но семьи живут небедно – многих есть свои большие дома, садовники, горничные. Вот только нечасто они это все видят… Но зато родные наслаждаются жизнью – на Филиппинах все дешево.

Что интересно, еще пару лет назад нормальными для филиппинцев были контракты на 8 или 12 месяцев. Затем, после конференции в Маниле, срок ограничили до 6 месяцев, чему многие филиппинцы были не рады… В итоге, зачастую они продлевают контракт, находясь на судне.

При этом как работники они очень исполнительные, отзывчивые, вежливые. Также являются верующими католиками – перед едой многие из них молятся.

Офицерский же состав состоит из людей разных национальностей. Тут и индусы, хорваты, русские, украинцы, те же филппинцы, британцы, поляки. При таком разношерстном коллективе обычно все стараются избегать политических тем. Могут обсудить последние новости, но без оценок произошедшему. Политика где-то там, далеко, а нам всем вместе тут еще жить как-то надо.

Между тем различаются и условия у офицеров разных должностей. Так, все старшие офицеры имеют двухкомнатные большие каюты с большим телевизором и аудиосистемой. У младших офицеров однокомнатные, но просторные каюты, с небольшими телевизорами. У команды (матросов, мотористов) маленькие однокомнатные каюты, и уже без телевизоров.

Каюта младшего офицера. У старших офицеров 2 комнаты в каюте, каждая примерно таких же размеров.Каюта матроса/моториста.

4.Досуг

Компания организовывает все для полноценного отдыха экипажа – к нашим услугам и полноценный спортзал, бассейн, игровая комната с компьютерами, комнаты отдыха – отдельная для офицеров и отдельная для команды, с телевизорами и PlayStation 4.

В этих комнатах отдыха по субботам проводятся вечеринки, а на ужин по субботам дают стейк. В моей компании разрешено употреблять алкоголь в свободное время – или 2 бокала вина или 2 бутылки пива по 0.33 л. Но за каждую взятую бутылку необходимо ставить подпись в журнале учета алкоголя (англ.

Alcohol Log book). Иногда случаются проверки с тестом “дыхни в трубочку”; если человек был пойман пьяным в рабочее время, то его списывают с судна и увольняют. Досуг свой все проводят по-разному.

Кто-то сидит в каюте и играет в компьютер, кто то собирается компанией в комнате отдыха с пивом и смотрит на телевизоре фильм, если погода хорошая, то все выходят на палубу, к бассейну.

Спортзал – без него никуда.Спортзал.Бассейн.Офицерская комната отдыха во время празднования Пасхи – на такие вечеринки собирается весь экипаж.
Как-то так, немного поверхностно, но можно представить себе быт и жизнь на судне.

В следующих статьях расскажу об увольнении на берег (англ. Shore leave) в Намибии, о курсах на фабрике MAN в Германии, о девушках на судне (они есть!) и о Шанхае, где я в данный момент участвую в приемке нового судна на верфи.

Надеюсь, вас заинтересовал контент, ставьте лайк, подписывайтесь на канал, чтобы узнать больше о море, моряках и путешествиях. Если есть вопросы – пишите в комментарии

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c00a5d2a7473904eb3ed94a/professiia-moriaka-kak-ustroena-jizn-na-sudne-5c00b97c12ede904c55e358a

Герой в Заполярье // Jewish.Ru — Глобальный еврейский онлайн центр

Автобиография моряка

В начале 1920 года белогвардейцы, окруженные большевиками в Архангельске, снарядили ледокол «Соловей Будимирович» в продовольственную экспедицию в Мурманск.

На борту, однако, оказались не только команда ледокольного парохода, но и десятки женщин и детей, захотевших покинуть город. Все они вскоре попали в бедственное положение: их судно вынесло в Карское море.

Капитан отправлял на берег такие послания: «Угля совершенно нет, котлы потушены, отопление помещений производится деревом бочек и палубы. Радиотелеграммы подаются один раз в неделю последними запасами аккумуляторов. Провизия кончается. Умоляем о помощи».

Помочь им мог ледокол «Козьма Минин», оставшийся в архангельском порту. Но им для бегства воспользовалось белогвардейское правительство. Миссию по спасению людей в Карском море в итоге взяли на себя вскоре вошедшие в город большевики.

Вот только больше ледоколов в Архангельске не было. Тогда в Норвегию, Швецию и Великобританию были разосланы просьбы «дать в аренду русский ледокол “Святогор”, находящийся в Англии»: «Он большой мощности и вполне пригоден для спасательной операции, все расходы по которой и щедрую награду участникам берет на себя правительство Советской России».

Телеграмма подписана Рудольфом Лазаревичем Самойловичем – начальником только что тогда созданной Северной научно-промысловой экспедиции, ставшей со временем Институтом по изучению Севера, ныне известным как Арктический и антарктический научно-исследовательский институт России. Терпящий бедствие «Соловей» тогда был спасен «Святогором».

В конце 1921 года большевики при помощи наркома внешней торговли Леонида Красина смогли выкупить «Святогор» у Великобритании и тут же его переименовали – как раз в «Красина». Именно на этом ледоколе Рудольф Самойлович в 1928 году спасет команду дирижабля «Италия», потерпевшего крушение при возвращении с Северного полюса, и станет кумиром миллионов людей.

Но обо всем по порядку.

Будущий ученый, первооткрыватель и мореплаватель родился в сентябре 1881 года в Азове в зажиточной еврейской семье. Отец его стоял во главе фирмы, экспортировавшей хлеб за границу.

В своей автобиографии Рудольф Лазаревич писал: «С раннего детства я часто видел погрузку кораблей зерном и часто задумывался над жизнью моряков, завидовал их вольным интересным плаваниям.

Поступив в гимназию, я рос тихим, одиноким мальчиком, редко принимал участие в играх или проказах школьников – моим любимым занятием было читать Майна Рида, Жюля Верна, Фенимора Купера, Вальтера Скотта». По окончании гимназии Рудольф поступил в Королевскую Горную академию во Фрейберге, где через четыре года успешно защитил диплом и вернулся в Россию.

Через год Самойловича арестовали. Еще студентом он сблизился с германскими социал-демократами и переправлял в Россию номера газеты «Искра» и другую нелегальную литературу.

Его участие в революционном движении не осталось без внимания царской охранки – за ним установили слежку, а вскоре и арестовали за распространение прокламаций РСДРП.

Правда, в жандармерии учли статус отца – с начинающим революционером провели ряд воспитательных бесед и отпустили. Но уже через год Самойловича вновь арестовали. На этот раз все было серьезно – Самойловича выслали в Архангельскую губернию.

Впрочем, вскоре ему удалось сбежать – осенью 1906 года она оказался в Петербурге, где быстро установил связь с Петербургским Комитетом РСДРП. В дальнейшем он проживал в городе по поддельному паспорту на имя «минского мещанина Александра Сорокина».

Столичная жизнь революционера была богата на события. Самым драматичным из них стала смерть его невесты Софьи Щепкиной, слушательницы Бестужевских курсов и одновременно активного члена столичного социал-демократического объединения.

В какой-то момент Софью арестовали, она не выдержала допросов и выдала одного из членов своей ячейки. Придя домой, Софья отравилась.

На ее похоронах Самойлович познакомился с её старшей сестрой Марией, отношения с которой развивались весьма стремительно.

И тут Самойлович вновь был арестован и вновь сослан в Архангельскую губернию. Мария отправилась в ссылку вслед за ним. Подав местному губернатору десятки прошений, она добилась, чтобы их поженили, а ей разрешили жить фактически за стенкой камеры мужа и прогуливаться с ним. Вскоре молодой семейной паре изменили и место ссылки.

Ввиду беременности Марии их перевели из захолустья почти в пригород Архангельска – находившийся в 250 километрах от губернского центра Пинежский уезд. Через восемь лет пара все-таки расстанется, но сохранит на всю жизнь теплые отношения.

При этом именно их спокойная ссыльная семейная жизнь привела к тому, что Самойлович несколько поубавил свой революционный пыл и вспомнил о том, что является горным инженером.

В 1909-м он подал прошение на имя губернатора с целью «обследовать берега р. Пинеги и Пинежский уезд в геологическом отношении» и получил разрешение на свободное передвижение в пределах уезда.

Вскоре в архангельском краеведческом журнале на основе собранного им материала была опубликована его первая научная статья. После этого молодому геологу разрешили продолжить занятия научной деятельностью и переселиться в Архангельск. Там он стал работать секретарём общества изучения Русского Севера.

Через год состоялась и его первая полярная экспедиция, после которой Самойлович твёрдо решил посвятить себя изучению Арктики.

«Отправляющийся в Арктику из обыденной, повседневной обстановки переносится в страну необыкновенного и сказочного, в страну грёз… Трудно представить себе хотя бы одного человека, который, побывав в Арктике, не почувствовал бы болезненной любви и непреодолимого влечения к её красотам», – писал Самойлович в 1912 году после экспедиции на Шпицберген, в которую его пригласил знаменитый арктический исследователь Владимир Русанов. В дальнейшем Рудольф Лазаревич неоднократно изучал Шпицберген в рамках собственных экспедиций, обнаружив там богатые месторождения каменного угля и подав на них международные заявки. Впоследствии это дало возможность Советскому Союзу получить на этом норвежском архипелаге несколько угольных месторождений в аренду. Да и сегодня хозяйственную деятельность на архипелаге, помимо Норвегии, осуществляет только Россия, имеющая на острове Западный Шпицберген свой населённый пункт – российский Баренцбург. Это и есть результат экспедиций, проведенных Самойловичем в 20-х годах прошлого века.

Ровно так же неоспорима заслуга Самойловича в окончательном закреплении за СССР архипелагов Новая Земля и Земля Франца-Иосифа. А многочисленных месторождений апатитов, нефти, угля, цинка, меди и прочих полезных ископаемых, обнаруженных благодаря Самойловичу, и вовсе не перечесть.

Одновременно с экспедициями Рудольф Лазаревич руководил Институтом Арктики, был почетным членом Географического общества СССР и членом общества «Аэроарктика», преподавал в университетах, писал книги, научные и популярные статьи, которые до сих пор востребованы среди его коллег.

В 1928 году слава о Самойловиче прогремела далеко за пределами СССР. Именно он был начальником экспедиции, спасшей команду дирижабля «Италия». Экипаж совершал полет к Северному полюсу под командованием Умберто Нобиле. При возвращении дирижабль потерпел крушение.

О спасательной операции под руководством Самойловича написаны книги, сняты документальные и художественные фильмы. После той экспедиции советским героям-полярникам аплодировал весь мир.

«Красинцы» не только нашли и спасли всех уцелевших при падении дирижабля людей, но и по пути обратно обнаружили тонувший во льдах немецкий пароход «Монте-Сервантес». На пароходе было 1500 пассажиров и 318 членов команды – все они были спасены.

Не менее известными стали другие экспедиции под руководством Самойловича: международная воздушная экспедиция на дирижабле «Граф Цеппелин» в 1931 году, экспедиции на ледоколах «Русанов» и «Седов» в 1932 и 1934 годах и многие другие. Под его руководством состоялась и первая полярная зимовка, когда в 1937-1938 годах 29 судов зазимовали в Арктике, вернувшись без единой потери и собрав ценнейший научный материал.

Это была последняя экспедиция Рудольфа Самойловича. «Большой террор» унес его жизнь 4 марта 1939 года, когда выдающийся полярник был приговорен к расстрелу как германский, французский и польский шпион.

Вплоть до 1957 года его имя было вычеркнуто из истории страны. И лишь в 65-м на географической карте Арктики появился остров Самойловича.

Позже в честь Рудольфа Лазаревича были названы пролив и ледниковый купол на Земле Франца-Иосифа, бухта на Новой Земле и полуостров в Антарктиде.

Источник: https://jewish.ru/ru/people/science/187396/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.